squirrelvs (nechapaeva) wrote,
squirrelvs
nechapaeva

Эдельвейс

А не спеть ли мне песню о любви?

Я не знаю, о чем писать. Хочется сразу и обо всем. Всеобъемлюще. Ёмко. Чтоб до костей и мурашек, но сил на это сейчас нет.

Я, наверное, впервые за много лет так неприкрыто, так полностью, без оглядки и до последней своей клетки, до последнего атома, соединения и мысли благодарна. Благодарна за всё, что в канцелярии мне проштамповали и выдали. Корову рыжую одну.

Мне нравится, что я могу зайти к нашему святому педиатру, и на "Мы к вам, профессор. И вот по какому делу." он засмеётся. Мне нравится, что он может лечить по вотсапу всегда на связи, что он умён, что он любит свою профессию и знает матчасть, что он ставит на ноги от любой хвори одного горемычного мальчика за пару дней, и что бесконечно при этом слушает бредни матери этого мальчика. Довеском такзть. Так часто бывает, кстати. К горемычным мальчикам постоянно идут довеском матери, которые с бреднями. Но мы сейчас не об этом, мы о святых педиатрах. Так вот. Он слушает! Слушает! И стоически претерпевает. И отвечает. И улыбается. И шутит. Иногда мне кажется, что это не педиатр, а мой психотерапевт. Обычная мать её детская поликлиника. Участковый наш врач.

Мне нравится эта зима. С этим снегом, с волшебными деревьями и сугробами. С транспортным коллапсом и с гордыми 43 сантиметрами снега. Камчадалы сейчас поймут. Хотя я сомневаюсь, что хоть один Камчадал вообще это прочтёт. Но если вдруг. Камчадал! Забудь про то, что ты с детства выпрыгиваешь из окна третьего этажа и скатываешься как на бобслее, чтобы попасть на контрольную по геометрии. 43 сантиметра, Камчадал! Это серьёзно! Тебе и не снилось. Ну если только в июне.Мне нравится сидеть в раздевалке бассейна и слышать через перегородку: "Илья, молодец!" Мне нравится не подглядывать в закрытые жалюзи, не засыпать тренера вопросами. Мне нравится 40 минут сидеть и читать про то, как Толстой переписал Евангелие по своему вкусу, как лил яд в переписке Победоносцев, как Дягилев узнал о своей отставке из газет, а отречение Льва Николаича от церкви произошло по телеграфу. Мне нравится видеть в этих мраморных памятниках живых людей. Живых, понятных, интересных. Божечка, храни наш детский сад вечно! И тренера детского сада нашего тоже храни!

Мне нравится понимать, что всё не зря. Что хорошего все-таки в любой ситуации получается больше, чем плохого. Можно взять любой срез, но даже если количество не бьет, то качество джокером выпадает на сукно, и сразу улыбка тянется сама собой. Я безумно. Нет, БЕЗУМНО устала за эту осень, за эту зиму. Но даже сейчас, именно сейчас, я благодарна за них в том числе. Когда ты обычный горный цветок, ты можешь жить годами и не знать о том, что ты особенный. А потом придёт какой-нибудь Жан-Поль Виньерон, и выберет именно тебя, только из-за того, что твои волоски равны половине длины волны ультрафиолета, достигающего земли. Потрясающе.

Мне нравится осознавать, что сын вырос. Что можно убрать добрую половину игрушек навсегда. А вторую перенаправить уже в полностью его детскую. Что можно собирать с ним роботов, искать отличие бактриана и дромадера, что можно снимать на телефон, как они с отцом делают чертёж, пилят детали, собирают, разбирают и красят, и снова собирают деревянную кормушку, что можно кататься с ним на лыжах и коньках, и он сам, сам едет. И пыхтит. И старается. И падает. И встаёт. И едет дальше.Мне нравится гулять по Таганке. Даже в мороз. Даже просто по делам. Даже с перекошенным от простуды и зубной боли лицом. Мне нравится бежать на свидание к мужчине, который такой знакомый уже вдоль и поперёк, а всё равно волнительно, как первый раз, когда я бежала к нему в тот самый снег. И мурашки, и та же музыка в ушах. Мне нравится ходить с ним в кино и на выставки. И смотреть, смотреть жадно, как он смеётся, держать его за руку, танцевать вдвоем до тахикардии под Parov Stelar. Как будто не я выношу из пункта выдачи заказов лабиринта по десятку детских книг. Как будто не он носится с сыном по сугробам и лепит снеговиков. Как будто нам снова на 14 лет меньше. И снова непонятно, а будет ли вообще что-то дальше, какое-то балансирование на грани. А когда стало понятно, то уже было слишком поздно. Ты уже летишь, сорвавшись с каната вниз. Как Алиса за кроликом, но штука в том, что он летит с тобой. И это всё окупает. Наша нора оказалась бездонной, и это мне тоже нравится. Мне нравится моё вынужденное затворничество. Когда понимаешь, что ресурса нет, а дело рук самих утопающих кануло в небытие, то последнее, что ты хочешь делать - это отдавать себя по разноцветным кускам, как привык жить долго, нудно, счастливо и далее по тексту хороших-добрых сказок о главном. Тебе хочется брать, как пустому колодцу. И тогда появляются они. Твои близкие люди. Которые тормошат, спрашивают, сами же отвечают, обнимают, отдают, отдают, отдают. А ты лежишь под одеялом и глотаешь слёзы благодарности. И позволяешь себя обнимать, тормошить, лечить, отвечать и спрашивать, и снова за тебя же отвечать. В этот момент и понимаешь, что всё ещё живёшь. Не существуешь. Живёшь. По-настоящему и ярко, так, как не всем дано. Благодаря этим людям. Благодаря их любви.Мне нравится, как я вообще сейчас живу. Что я не размениваюсь по мелочам, что не влезаю в споры о шарклетах и винглетах, мои винглеты оба со мной, по бокам от фьюзеляжа. Мне нравится думать о новых пунктах назначения нашего табора, смотреть на нарисованные сыном кипарисы, которые действительно похожи на себя, а не на топиарное искусство, мне нравится пить свой кофе по утрам, начинать день со своей Калининградской женщины, заканчивать день своей Калининградской женщиной, мне нравится слушать Би-2 в метро, нравится ездить на троллейбусе в центр, есть смородиновое мороженое в ГУМе, забирать ребёнка из сада, гулять под снегопадом в усадьбе Найденовых. Пусть медленно. Но мне все это нравится. Я даже не представляла себе, насколько это важно, чтобы хоть что-то нравилось. Чтобы нравилось быть. Собой. Хоть эдельвейсом. Хоть хреном с горы. Просто всегда собой. Поглощая ультрафиолет. Полностью. Половина длины волны и всё такое.

Tags: отберитеунеемикрофон, сейчас спою, тутчтотооченьпастернак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments