squirrelvs (nechapaeva) wrote,
squirrelvs
nechapaeva

Грустные люди

Не переживай. Всё равно ты опоздаешь. Без упрёка и оправданий. Как снег. Не переживай. Я растаю на рассвете. Подержи меня в секрете. От всех. (с)

-Ты тоже стоишь и думаешь, что нам теперь делать, да? -Нет, я домой пойду. -Никуда ты больше не пойдёшь.

И прав ведь оказался, мерзавец. Как всегда прав. Хотя тогда я презрительно вскидывала прорисованные жутчайшие брови, хмыкала себе под нос, убирала с волос тот самый снег конца мая, хмурилась, фыркала, прожигала взглядом, украдкой вдыхала запах. Последний раз, говорила себе. Вот ещё чуть-чуть побуду с ним, и всё. И я буду снова свободна, и я верну себе себя. -Ну ты что, веришь в сказки? Ань, тебе сколько лет, десять? Да, пошёл снег, и что. Не смеши меня, господи. А у самого трясутся руки, и взгляд этот бешеный, а я глаза от него отвести не могу. И страшно, и хорошо.

Конечно, мы справились. Это только в сказках главные герои сказали: "Ой, а если влюбимся? Хахаха да проще снег пойдёт почти в июне", а снег пошёл, ну и всё хорошо значит. Значит, знак. Значит, любовь. Значит, все резко вместе, счастливы, побежали вон покупать парные браслеты и щенка лабрадора. Хрена с два. Сессия, депресняк и страх на страхе а не лабрадор вам с совместным нажитым. Как пела Арбенина, а потом было лето, мы прощались и знали. И это помогло. Да. Помогло.

Лето отвлекло, убаюкало, дало кусочек параплана в лизинг. И можно было сделать вид, что летишь. Что целый, до сих пор полный, что часть тебя не осталось в том самом мае под снегом, под его сумасшедшим взглядом. Что всё так, как должно быть. Легко, беззаботно, свободно. Безопасно. И параплан целый, это просто кажется, что нет.

Я уже в аудитории поняла, как я космически налипла , что всё не будет просто. Что параплана и не было, он оставил его тогда себе, и винить в этом некого. Что всё долбанное лето таскала за спиной огрызок ткани, прыгала на месте, и больше так не получится. Я была как тот бегун с амнезией и костылём после аварии, который взял и всё вспомнил. И золотые медали, и адреналин перед стартом. И как кипит кровь перед каждым препятствием. Калека. Больно. Больно. Ну что ты стоишь там?? Ты что, не видишь?? Смотри на меня! Не смотрит. Он не смотрит.

Да, это жизнь, и такие вещи сплошь и рядом. Это нормально. Люди вроде зовут такое любовью, но мне не нравится это слово. Грустные люди. Мы друг без друга. Долго не можем. Больше не будем. Стоит представить. Что нас не стало. Жизнь под ударом. Я под ударом.

Это нормально. И так обычно и случается. Когда оба "не хотели". Когда оба трусы. Когда мнимая свобода перевешивает дурацкое сердце, да и сердца-то как такового не было и нет. Гормоны, одиночество, боязнь остаться одному. Так и цепляемся за соседних раков-отшельников, а после сами же и сбегаем. Потому что свобода. Потому что трусость. И кто же знал, что за этим всем фасадом будет так больно? Что не привыкнуть. Каждый день. А не привыкнуть. А в глаза больше не посмотреть. А сердце мстит, не слушала меня, идиотка? Знала, как лучше? Получай. Получай. Теперь ищи. Смотри. Находи и понимай, не то. Не так. Не хочу, верни, верни мне. Получай. И не дыши, смотри и забывай, как дышать. Привыкай. Теперь так будет долго.

Потому что ему всё равно. И такое в жизни тоже сплошь и рядом. И это тоже нормально. Когда всё внутри тебя изменилось, а мир предупредить забыли. И его тоже забыли предупредить. Он так же ходит на пары, вы так же здороваетесь сквозь зубы. И что теперь, умница? Что? Греет только одно. Никто не знает. Никто. Для всех он хамоватый гений, бешеный физик и социопат в шапке с помпоном. Только ты знаешь. И он. Больше никто. Его настоящего не знает никто. От этого не сильно легче. Но ко всему привыкаешь. Понимаешь, что всё не случайно. И что на таких ошибках вообщем-то и учатся. Что именно такие развилки и формируют нас по-настоящему, а не лучи в тёмном царстве и засохшие дубы войны и мира. Хотя и они тоже, конечно.

Поэтому сам себя ощущаешь скукоженным кустом. Без листьев. И ждёшь весны. Думаешь философски, ну это же когда-нибудь пройдёт? Пройдёт же? Конечно, пройдёт. Всё проходит. И это, как бы смешно и горько ни звучало, тоже нормально. Когда будет казаться, что майский снег был во сне. И его Фаренгейт. И настоящий он сейчас, а не тот, растерянный, безумный, стиснувший меня до боли. Как погибающий. Вдох-выдох. Снова вдох. Куда-то мне в шею, куда-то между мочкой уха и линией плеча. Выдох.

Пройдёт.

Пройдёт.

И вот когда ты уже захлебнулся в своей тоске, достиг дна и выплыл. Посеревшей копией себя, но выплыл же. Этот сраный первый снег, кто его просил? Как и обрывки твоего параплана, больно, но черт возьми. Как же невыносимо красиво и правильно. И вот тогда ты понимаешь, не надо бороться, оно здесь и сейчас. И сил не осталось. И хочется плакать, а ещё петь. И ты залезаешь на подоконник, и смотришь, смотришь, и сердцу впервые лучше.

И знакомый звук. И ватные ноги. И разблок клавиатуры. И входящее "С первым снегом." И твоё надрывное "И тебя." И почти инфаркт миокарда. И полное понимание, что всё летит к чертям. И экран, и вдох-выдох. И перед глазами он. Не может такого быть.

"Пойдём гулять, Ань."

Где эта чёртова юбка? Ключи падают. Лестница. Второй этаж. Первый. 10 минут до метро. Наискось через улицу. Машины, красный свет. Звук моих каблуков и бешеного сердца. Ты радо, сволочь? Я бегу к нему. Без шапки, с больным горлом, я не вижу ничего кругом, ты радо, скажи мне? Новослободская, витражи, последний вагон. Ну давай, давай, машинист, миленький. Ты не видишь, я умираю? Переход, дыхания уже совсем нет. Сердце, ты не ответило. Кто будет меня собирать по кускам, когда он окинет меня равнодушным взглядом? Когда я пойму, что всё зря? Отвечай мне сейчас. Лбом к стеклу "не прислоняться". Да что за чёрт, когда уже приедем? Бегом по эскалатору вверх, шлейф моих духов. Морозный воздух октября. Ещё вроде и не минус, но зябко до костей. Стоит. Стоит. Стоит. Ждёт.

И по всему его виду понимаю, что если бы курил, то выкурил сейчас бы пачку, дожидаясь. А вокруг снег как в медленной съёмке. Хлопьями. И невозможно неспешно.

К чертям. Ускоряюсь. Бегу. С разбега. Хруст костылей внутри. В метре от него как об стену. Стою. Собираю себя по частям. Не получается. Пытаюсь дышать. Не получается. Да посмотри уже ему в глаза! Что? В глаза! Глаза. Точно, глаза. О господи.

-Иди ко мне. Не могу больше, Ань. Не могу.

Я не боюсь. Я вдыхаю тебя нежно. Чтобы скоро безмятежно. Уснуть.

С первым снегом.

Увезли нашего сына в Коломну. Тут красиво, и снег пошёл.

Tags: отберитеунеемикрофон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments